За последние несколько недель в киевском метрополитене умерло пять человек. Это был бы очередной грустный факт, если не знать, что каждый из этих людей мог иметь шанс на выживание. Но не получил его.

За последние несколько недель в киевском метрополитене умерло пять человек. Это был бы очередной грустный факт, если не знать, что каждый из этих людей мог иметь шанс на выживание. Но не получил его.

Не получила девятилетняя девочка, погибшая на Олимпийской. Мужчина, умерший на Житомирской. Музыкант с Театральной.

Смерть — это естественно. Но смерть в мегаполисе до прибытия скорой помощи — нет.

Объясню подробнее: когда у человека происходит остановка сердца, биологическая, безвозвратная смерть не наступает сразу. Мозг способен жить еще 5-7 минут и время, пока мозг жив, называется клинической смертью. Именно это время есть у врачей для того, чтобы вмешаться и, если возможно, вернуть человека к жизни. Реально ли успеть получить вызов, приехать, спуститься в метро, найти пострадавшего и начать оказывать ему помощь — вопрос риторический.

Осознавая проблему, европейские страны – где, как считается, высока ценность человеческой жизни – первыми начали искать решение. Оно оказалось простым и потому быстро распространилось.

1.Сотрудники метрополитена проходят обучение первой помощи, что в случае экстренной ситуации позволяет им поддерживать жизнь пострадавшего до прибытия врачей. В конкретном случае остановки сердца: проводить его массаж, снабжая мозг кровью и не допуская наступление биологической смерти.

2.В метрополитене устанавливают автоматические дефибрилляторы, которые может применить любой человек без медицинского образования. Обратите внимание, когда будете путешествовать по Европе.

3.Первую помощь изучают также в офисах, на заводах, в университетах и школах. Поэтому кроме сотрудника метро над спасением работают очевидцы: менеджеры, плотники, водители – не обязательно врачи.

В Украине первая помощь по современным стандартам начала взрывообразно развиваться в 2014 году. Майдан и гибридная война подтолкнули десятки тысяч людей к тому, чтобы сделать общество безопаснее. Но только не сотрудников метрополитена. Метро по-прежнему небезопасно: сотрудники не проходят практического обучения, позволяющего применить навыки в реальной ситуации, а в отсутствии дефибрилляторов вы можете убедиться сами.

С 2016 года журналисты, политики, предприниматели и представители гражданского общества, прошедшие тренинг по спасению жизни и знающие о европейском решении проблемы смертности в публичных местах, многократно обращались к метрополитену с предложениями. И раз за разом встречали отказ. Теперь, в 2018 году, отказ сменился молчанием.

За последние несколько недель в метрополитене погибло пять человек, и это только те данные, что просочились в СМИ. Теперь вы знаете, что это не просто печальное стечение обстоятельств, а результат отказа внедрения практики управления рисками. Лучшей мировой практики. Единственной эффективной.

Слышали ли вы за эти пять недель какие-либо комментарии метрополитена? Не считая сбивчивых отговорок, не выдерживающих фактчекинга в эфире, организация, в стенах которой за неполные два месяца погибло пять человек, никак не прокомментировала произошедшее.

Стоит ли под этим молчанием понимать, что руководство метро считает такую смертность нормой? Значит ли это, что есть какой-то нормальный порог смертей? Как тогда объяснить европейский опыт? Неужели жизнь человека в другой стране действительно более ценна?

Киевский метрополитен — лишь один из примеров того, как гибнут люди, лишенные шанса на спасение. Острый и болезненный пример, ведь через это учреждение ежедневно проходят миллионы пассажиров.

Карфаген должен быть разрушен, а в Киевском метрополитене должны обучить людей первой помощи и повесить дефибрилляторы. А затем: на заводах, в офисах, коворкингах, концертных площадках.

Потому что каждый имеет право на шанс выжить.

Первоисточник

Дата публикации: 08 Янв 2019

Поделиться материалом с друзьями

Linkedin Twitter Telegram

Чат-бот первой помощи